Старый 11.03.2016, 01:48   #46
MorS
Магистр "Via Militera"
 
Аватар для MorS
 
Регистрация: 24.05.2011
Сообщений: 2,080
Сказал(а) спасибо: 2,004
Поблагодарили 2,507 раз(а) в 1,075 сообщениях
Вес репутации: 160
MorS has a reputation beyond reputeMorS has a reputation beyond reputeMorS has a reputation beyond reputeMorS has a reputation beyond reputeMorS has a reputation beyond reputeMorS has a reputation beyond reputeMorS has a reputation beyond reputeMorS has a reputation beyond reputeMorS has a reputation beyond reputeMorS has a reputation beyond reputeMorS has a reputation beyond repute

Награды пользователя

Отправить сообщение для MorS с помощью Skype™
Post Аntiquitas

Битва при Ипсе



301 год до н.э.

Справка:
Для тех, кто не сильно знаком с античной историей, она далеко не всегда был Римо-центричной. Граждан древнеримского государства перестали считать варварами примерно к середине II века до н.э. (к моменту активных завоеваний Эллады гастролерами с Апеннинского п-ва), до этого предпочтение отдавали жителям Великой Греции (области расселения в греческих колониях на Сицилии и юге Апеннинского п-ва). И только после обильных политических взаимодействий и культурного влияния со стороны загнивающей Греции цивилизационный центр начал перемещаться в римскую республику (стараниями наёмных философов, отправлявшихся в вечный город за длинным карфагенским рублём, который до этого военными усилиями перекочевал в сундуки доблестных патрициев). И лишь к началу I столетия до н.э. римляне взбираются в эпицентр политической жизни, становясь главными ньюсмейкерами в Иберии и Галлии, в северной Африке и на Пелопоннесе, в Ионии и Леванте трудами небезызвестных ребят от Мария до Октавиана. Когда поздняя республика уступает место Римской империи, постепенно завершается географическое оформление латинского мира (римо-центризм в политике, в истории, в литературе и т.д.), и становится справедливым - кто правит Римом, тот правит миром. (ну а в самом Риме правит, как известно, толпа [Fex urbis lex orbis / Чернь рима - закон мира].

В периоде, на который обратили внимание мы, ситуация несколько иная. Столь родной фанатам первого RTW Рим это периферия мировой политики. Основная борьба ведется за господство в эллинистическом мире, представленном кусками бывшей державы Александра, где сосредоточены основные материальные и людские ресурсы: вечно богатый агро-Египет, насыщенная стараниями великого завоевателя македонская метрополия и еще только начинающая загнивать от собственного величия остальная Греция (именно труды Александра, объединившего огромную власть, славу и почти божественное величие в одних руках, сделали жесточайшее состязание за первенство неизбежным, а его иллюзорные призы столь желанными), эллинизированные провинции бывшей Персидской империи и менее значимые окраины (типа Армении, Бактрии или Согдианы). Помимо бывших соратников Александра, а ныне диадохов[преемников], в политическую борьбу включаются и амбициозные сатрапы, и предводители различных вооружённых формирований. Поэтому провинции и даже царства часто меняют своих владельцев (при сохранении административной системы), а национальный характер действующих армий вытесняется наёмничеством, со всеми вытекающими последствиями. [прим. авт.]

* * *

...Армии диадохов наследовали от эпохи Александра очень многое, но то, что в руках великого завоевателя было живым организмом, постепенно окостеневало, превращаясь в мертвую схему. По имеющимся у нас сообщениям о многочисленных боевых столкновениях той эпохи можно прийти к выводу, что армии становились все более неповоротливыми, теряя управляемость на поле боя.
В итоге тактические построения превращались в своеобразный ритуал: центр обязательно занимала фаланга, справа и слева от которой последовательно располагались остальные рода войск: гипасписты, пельтасты, слоны, колесницы, конница...
Соответственно, основной стратегической задачей становился сбор армии и поиск местности, на которой все это громоздкое образование могло бы вступить в бой точно с таким же войском.
Р.В. Светлов «Пирр и военная история его времени» (Здесь и далее - Гигантомахия 2)

* * *

Итак, в 302 г. завязался узел событий, которые повлекли за собой кардинальное изменение расстановки сил в Восточном Средиземноморье.
К этому моменту расклад противоборствующих сторон был предельно ясен. Фаворитом был Антигон Одноглазый, 78-летний царь, который, как казалось, имел больше всех шансов восстановить государство Александра.
Интересно, что в походе великого завоевателя он участвовал лишь на первом его этапе. Переправившись вместе с македонской армией в 334 г. в Малую Азию, Антигон первоначально был главой всех греческих контингентов. В чем заключались его функции и какую он сыграл роль во время первой кампании Александра, сказать трудно. Зимой 334/33 г. царь назначил его сатрапом Фригии. Это была стратегически очень важная провинция, запиравшая проходы из Азии в западную часть Малой Азии. В течении 333 г. контроль над ней был просто необходим для македонян: именно через Фригию шли все их коммуникационные линии, пока Александр не взял Тир и Газу, открыв для себя морские пути.
Надо сказать, что Антигон блестяще справился со своей задачей, отразив летом 333 г. попытку контрнаступления персидских военачальников из Каппадокии и Пафлагонии. Ему пришлось дать три сражения, в каждом из которых персы были обращены в бегство.

...После смерти Александра Антигон последовательно поддерживал сторонников «конфедерации». В Малой Азии он несколько лет боролся против неутомимого Эвмена, а затем, когда регент Полисперхонт сделал последнего стратегом-автократором Азии, восставшие сторонники Кассандра именно Антигону поручили командование в войне против него.
И Антигон справился со своей задачей. Он медленно теснил Эвмена в пустынные районы восточного Ирана, подкупал его друзей, раз за разом восстанавливал свою армию после очередной трепки и, наконец, отпраздновал триумф зимой 317/16 г. Победа над Эвменом отдала в его руки практически всю Переднюю Азию. Еще более усилило Антигона то, что значительные средства, скопленные Александром и находившиеся в городах Кинде (Киликии) и Сузах, также оказались в его руках. С легкостью подавив мятежи одних сатрапов, вынудив других покинуть свои провинции (так, летом 316 г. из Вавилона бежал Селевк, долгое время правивший Нижней Месопотамией), Антигон в 315 г. в Тире объявил себя регентом, недвусмысленно демонстрируя свои претензии на единоличную власть.
В течение последующих 13 лет Антигон приобретал на Западе, зато терял на Востоке. Ему удалось объединить под своей властью практически всю Малую Азию — а это было сложной задачей, так как в свое время здесь получили владения многие авторитетные сподвижники Александра. Руками своего сына, Деметрия, он «освободил» почти всю Грецию, установив там свою гегемонию и находясь в 302 г. всего лишь в шаге от того, чтобы завладеть Македонией. Однако еще ранее он потерял огромные территории к востоку от Евфрата: в 312 г. Селевк вернулся в Вавилон, разбил наместника Антигона и вскоре объединил под своей властью все земли до границ Индии.
Антигон не чувствовал себя слабее после этой потери: он явно был уверен, что Вавилон находится слишком далеко от мест, где вершится история, а власть Селевка над бескрайними просторами «дальних» сатрапий эфемерна. С вавилонским владыкой надеялись справиться без труда после завоевания Македонии и Египта.

Центр государства Антигон перенес из Келен, своей фригийской столицы, в Сирию [То же самое сделает после битвы при Ипсе и Селевк.], где построил город Антигонию. Здесь были армейские склады, лагеря, торговые и ремесленные центры. Здесь же располагались казнохранилища, в которых золота было больше, чем у всех его противников вместе взятых.
Еще одним достижением Антигона и Деметрия стало разрушение «талассократии» Птолемея Египетского. В начале войн диадохов власть над морем была в руках у последнего. Однако уже с 306 г. Деметрий командует не менее, а быть может, и более мощным флотом: по крайней мере из Греции, из бассейна Эгеиды и с Кипра египтяне были вытеснены. Впрочем, сам Египет Антигону не давался: Птолемей отражал и сухопутные вторжения, и комбинированные атаки с суши и моря.

...Царем Фракии был Лисимах, один из бывших телохранителей Александра, прошедший с царем всю Азию и прославившийся некогда тем, что на охоте, устроенной в 333 г. в Сирии, сумел убить самого большого из всех встречавшихся македонянам львов. Долгое время он играл второстепенную роль в войнах между диадохами.
Лисимах в сущности владел только прибрежными районами Фракии: на Эгейском побережье до реки Стримон, а на побережье Понта Эвксинского — до Истра (Дуная). Эти берега были заселены греками и эллинизированными фракийцами. Некоторые местности, например Фракийский Херсонес (современный полуостров Галлиополи — фактический центр царства Лисимаха) или земли близ Византия, считались благодатными районами, на Эгейском побережье имелись золотые рудники. Однако в целом царство Лисимаха было небольшим и небогатым. К тому же внутренние районы Фракии Лисимах контролировал лишь условно; войны против фракийцев, придунайских скифов, гетов и бунтовавших греческих городов были главным содержанием его царствования до 302 г. Правда, отсутствие масштабных военных кампаний, обычно сопровождавшихся значительными издержками, привело к тому, что казна Лисимаха к началу конфликта с Антигоном была полна, и он смог навербовать значительную — в сравнении с размерами его царства — армию.

...Царь Египта Птолемей Лаг также принадлежал к числу телохранителей македонского царя, особенно выдвинувшихся во время похода в Индию. После смерти Александра он получил Египет — впрочем, его полномочия были ограничены: грек Клеомен, которого назначил правителем Египта еще Александр, должен был разделить с ним «тяготы» власти.
Однако ни Птолемей не собирался терпеть рядом с собой соперника, ни Клеомен не желал уступать свое место. Произошла короткая, но ожесточенная война, во время которой оккупационные войска Клеомена уступили отрядам Птолемея. Бывший правитель Египта был убит, и новый сатрап тут же начал проводить сепаратистскую политику.
Его врагом становился любой, кто получал преимущество над другими диадохами. Вначале он воевал с первым регентом, Пердиккой: именно во время похода на Египет последний и был убит. Затем врагами Птолемея были Полисперхонт и Эвмен. После победы Антигона фригийский сатрап естественным образом стал его соперником.
В разные годы Птолемей владел многими укрепленными пунктами в Греции и на побережье Малой Азии, контролировал Кипр. Основной его базой в Эгейском море был остров Кос. Будучи талантливым администратором, он прекрасно понимал, что его государство, как бы состоявшее из двух разнородных частей — сельскохозяйственной долины Нила и молодого, но уже большого промышленного и торгового мегаполиса (Александрия), — будет процветать, если ему удастся получить контроль над торговыми путями, по которым происходил сбыт египетского зерна.

Однако активное строительство Антигоном и Деметрием флота к 306 г. по крайней мере уравняло их шансы в морской войне. В течение многих лет Деметрий совершал переправы своих армий в Грецию и обратно, не испытывая никакого противодействия со стороны египтян.
«Сухопутные» претензии здравого Птолемея были более скромными. На Западе он установил контроль над Киреной, но не пытался проникнуть в Ливию дальше и не начинал завоевательного похода против Карфагена, которым на смертном одре грезил Александр Великий.
На востоке Птолемей стремился овладеть Финикией, Палестиной и Келесирией (южной Сирией). Именно из-за этих земель Египет практически непрестанно воевал с Антигоном. Хотя борьба шла с переменным успехом, нужно отдать должное Птолемею, сумевшему сдержать завоевательный порыв Антигона и Деметрия в Келесирии и Палестине, ставших своего рода «предпольем» Египта.
Наиболее глубокое вторжение совершил в 312 г. Деметрий, дошедший до Газы — последней крепости в азиатских владениях Птолемея, но здесь египетскому царю удалось одержать самую славную из своих побед.

...Самым восточным из соперников Антигона являлся Селевк. Это был противоречивый человек, познавший всю изменчивость фортуны, в конце своей жизни создавший огромное царство — от Геллеспонта до Яксарта — и погибший в тот момент, когда перед ним лежала беззащитная Македония.
К моменту смерти Александра Селевек был командиром гипаспистов, занимая, таким образом, одну из высших должностей в македонской армии. После того как Пердикка был избран войсковым собранием регентом, освободилось место хилиарха (командующий лейб-гвардией, фактически второй после царя человек в военной иерархии), и именно Селевк занял его.
Однако позже тот же Селевк участвовал в убийстве Пердикки, «отблагодарив» того таким образом за доверие.
С приходом к власти Антипатра Селевк поспешил избавиться от должности хилиарха, которая в условиях распада армии уже мало что значила, и получил в свое владение Вавилонскую сатрапию. Здесь он правил с 321 г., за исключением периода 316-312 гг., когда Вавилония находилась под контролем Антигона.
К 302 г. Селевк сумел установить свою власть в сатрапиях, лежавших на востоке от Тигра. Нам ничего не известно о его военных операциях; впрочем, мы знаем, что самым сложным оказалось столкновение с индийским царем Чандрагуптой, который изгнал из долины Инда македонские гарнизоны, после чего завоевал всю Северную Индию.

...Имея своей столицей Вавилон, центром своей державы Селевк сделал Персию. Именно здесь пополнялись его административные кадры и войска. К тому же Месопотамия была беззащитна перед вторжениями из Сирии, что продемонстрировал в 308 г. Антигон: его армия неожиданно пересекла границы государства Селевка и долиной Евфрата дошла до Вавилона. Хотя антигоновцам не удалось закрепиться во вражеской столице, их молниеносный марш из Сирии доказывал стратегическую уязвимость Нижней Месопотамии.
Р.В. Светлов «Пирр и военная история его времени»

Третья война диадохов (315-311гг. до н.э.) завершилась перемирием между Кассандром, Птолемеем и Лисимахом с одной стороны и Антигоном с другой. Если верить Диодору, то в договоре не упоминался Селевк, которого Антигон считал не равноправным участником переговоров, а мятежным подданным, война Антигона с Селевком продолжилась.
Также по условиям перемирия Кассандр должен был быть стратегом в Македонии и Элладе пока сын Александра (наследник от Роксаны, тоже Александр) не достигнет совершеннолетия. Поэтому, будучи опекуном, Кассандр умертвил Александра-младшего, последнего законного наследника Александра Македонского.
Главным же политическим итогом третьей войны стало установление Status quo между диадохами и понимание, что ни у одного из соперников не хватит сил в одиночку захватить первенство целиком, эта цель становится недостижимой, что, однако, не помешало началу четвертой войны в 308г.

* * *

Кампании 302-301 гг. не были блестящей импровизацией союзников. Поскольку их государства находились на значительном расстоянии друг от друга и были разделены враждебными территориями, можно предположить, что на подготовку общего решения и координацию действий ушла вся зима 303/02 г.
Инициатива исходила от Кассандра, держава которого стояла на краю гибели. Прежде всего он встретился с Лисимахом, понимавшим всю опасность положения македонского царя и своего собственного. После этого к Птолемею и Селевку были отправлены послы, предложившие возобновление старого союза и одновременно растолковавшие стратегический план грядущей войны.

Давайте еще раз взглянем на географию конфликта. Кассандр и Лисимах владеют Фессалией, Македонией и Фракией. Их территории с трех сторон окружены сторонниками Антигона: в Греции формирует огромную армию Деметрий, на западе Пирр Эпирский (еще занимающий престол) и Главк, царь тавлантиев, в грядущем конфликте явно займут враждебную Кассандру позицию. Малая Азия является постоянным источником опасности для Лисимаха с юга и юго-востока.
Стратегическая оборона означает гибель — более или менее быструю — уже потому хотя бы, что Лисимах не может перебросить сколь-либо значительные силы в Фессалию, которая первой подвергнется удару Деметрия. Он должен держать их сосредоточенными на берегах Пропонтиды (ныне — Мраморное море), чтобы парировать гипотетически возможное наступление сатрапов Антигона через Проливы. Между тем поражение Кассандра однозначно приводило к падению власти Лисимаха.

С другой стороны, Антигония на Оронте имела идеальное стратегическое положение для того, чтобы угрожать одновременно Египту и Вавилону. Хотя могло показаться, что владения Антигона охвачены с юга и востока царствами Птолемея и Селевка, бывший сатрап Фригии был в состоянии из своей столицы парировать движения и первого, и второго. Прошлые войны наглядно показали, что Антигон и Деметрий умело пользуются центральным стратегическим положением своего царства по отношению к противникам. Они легко перебрасывали вооруженные силы по внутренним коммуникациям с одного фронта на другой.
Чтобы лишить врага его стратегических преимуществ, союзники должны были вывести его силы из состояния равновесия.
При внимательном рассмотрении обнаружилось уязвимое место в государстве Антигона — Малая Азия. Поскольку выступление царя Фракии на стороне Кассандра не прогнозировалось Деметрием и его отцом, они не позаботились о выделении армии, предназначенной для защиты берегов Пропонтиды. Удар в этом месте, нанесенный Лисимахом, должен был смешать планы Антигона и заставить его изменить расположение войск. Предполагалось, что в идеале в Малую Азию бросятся и отец, и сын (так оно и произошло на самом деле). В результате Кассандр спасал свое царство и мог поддержать Лисимаха. При этом после ухода армии Антигона из столицы восточная и южная границы его государства оголялись, что позволяло Птолемею с Селевком направить свои войска мимо многочисленных сирийских крепостей в ту же Малую Азию. Соединившись здесь с Лисимахом и Кассандром, они имели неоспоримое преимущество над армией Антигона и могли отважиться на генеральное сражение.

Маневр был крайне рискованным; мы увидим, что союзники неоднократно находились на волосок от гибели. Красота замысла несомненна, но она требовала координации действий нескольких армий, начинающих кампанию в тысячах километров друг от друга. Добиться такой координации сложно даже в наше время, а что уж говорить о IV столетии до н. э. К тому же нужно помнить, что единое командование у союзников отсутствовало, каждый из полководцев-царей преследовал во время войны собственные интересы и мог изменить ход военных действий в угодном ему направлении. Так и произойдет: мы увидим «неторопливость» Селевка, стремление Птолемея отсидеться за спинами союзников...
Р.В. Светлов «Пирр и военная история его времени»
Подробнее о начале кампании и маневрах можно прочитать здесь.




* * *

...Продолжение рассказа Диодора Сицилийского, главного нашего источника, о войне Селевка и Лисимаха против Антигона не сохранилось. Хотя в «Сравнительных жизнеописаниях» Плутарха имеется яркая биография Деметрия, ни в ней, ни в биографии Пирра подробностей кампании 301 г. просто нет. Иными словами, в наших руках лишь несколько ненадежных свидетельств да краткое, беллетристическое описание Плутархом битвы при Ипсе, на основании которых приходится восстанавливать картину произошедшего.

Итак, летом 301 г. уже соединенные армии сошлись на равнине близ города Ипс. Где находилось это место, можно только гадать. Большинство современных историков помещают его несколько к югу от Синнады, т. е. во Фригии. Нам не известны фронты расположения армий, и остается без ответа вопрос, сражались ли противники лицом на север и юг или на восток и запад. Поскольку после поражения Деметрий и Пирр бежали в Эфес, собрав вокруг себя остатки войск, представляется вероятным, что их лагерь лежал на западе. Однако мы увидим во время битвы эти увлекающиеся натуры в тылу врага, отрезанными от главных сил. Следовательно, они могли не возвращаться в свой лагерь.

...Плутарх, правда, подчеркивает нерешительность Антигона во время кампании, предшествовавшей битве при Ипсе. Нарушая свое обыкновение знакомить подчиненных и даже сына с планами лишь накануне выступления из лагеря, он советовался с Деметрием и выглядел нерешительным. Вполне вероятно, Плутарх, следуя обычаю многих историков, хочет обнаружить в поведении Антигона драматическое предчувствие гибели. Однако вспомним, что о фригийском царе писал Полиен: «Антигон Первый, если имел мощное войско, то воевал более медлительно. С другой стороны, если он имел несильное войско, то совершал дерзкие нападения, считая, что благородная смерть предпочтительнее бесславной жизни».
Приметы, правда, для Антигона были неблагоприятны. Античный человек был убежден в том, что боги оказывают прямое воздействие на ход сражения, что человеческая воля, хитроумие, мужество — не единственные и исключительные причины победы. Все определяет воля богов, о которой, как о стихийном бедствии, можно судить по знакам, своего рода подсказкам, посылаемым Небесами.
Перед самой битвой Деметрию во сне явился Александр в парадных доспехах, словно покойный царь готовился к смотру или сражению, и спросил, какой клич они с Антигоном избрали для решительной битвы. Деметрий ответил: «Зевс и Победа». Тогда Александр сказал, что он уходит к Селевку и Лисимаху, которые использовали в своем боевом кличе его имя.
Наутро, уже после построения пехоты, Антигон при выходе из палатки споткнулся, упал ничком и сильно ушибся. Хуже этой приметы просто не могло быть. К счастью, видеть происшествие могли немногие, как немногие видели и патетический жест старого царя, воздевшего руки к небу и попросившего либо быстрой смерти, либо победы.

Итак, войска были готовы к сражению. Антигон сосредоточил 70 000 пехоты, 10 000 всадников и 75 слонов. Количество тяжеловооруженных воинов (пеших и конных) нам неизвестно, но едва ли оно превышало 50% от этой цифры. Слоновье стадо досталось Антигону от Эвдима, сатрапа Индии, перешедшего на его сторону еще во время войны с Эвменом.
На противоположной стороне находилось 64000 пехотинцев, 10 500 всадников, 400 слонов и 120 боевых колесниц (мы не знаем, применялись ли они в сражении). 500 всадников были небольшой компенсацией за 6000 пехотинцев, тем более что конница, сражавшаяся на стороне союзников, в подавляющем своем большинстве была легкой, набранной Селевком среди жителей Верхних Сатрапий. (приведенные цифры совпадают с данными Г.Дельброка в "Истории военного искусства" - прим. авт.)

Описание сражения ставит перед нами множество вопросов. Во-первых, из противников Антигона упоминаются исключительно Селевк и Антиох. Такое впечатление, что Плутарх (а вероятно, и Диодор) пользовался источниками, апологетически настроенными по отношению к селевкидским монархам [Хотя Плутарх и говорит: «В большой битве при Ипсе, где сражались все цари...»]. Далее, основное внимание рассказчика сосредоточено на правом крыле фригийской армии, а потом смещается в центр ради живописания коллапса пеших частей Антигона и смерти старого царя. В результате некоторые из современных историков говорят о «пешем центре и конном фланге», делая обе армии «однорукими». Античное построение войск между тем требовало прикрытия обоих флангов фаланги конницей; если же с одной из сторон армии противников опирались на какую-то естественную преграду, то наверняка это было бы отражено в источниках.


...Следуя старинному обычаю, лучшие свои конные части Антигон поставил на правом фланге. Их возглавляли Деметрий и Пирр. Здесь были ударные отряды, а также «средняя» конница, напоминающая фессалийскую.
Ближе к центру стояли слоны Антигона, окруженные легковооруженными солдатами. В середине находились пешие части, и прежде всего фаланга и гипасписты, возглавляемые лично Антигоном. На левом крыле также была конница, хотя, быть может, и в меньшем количестве, чем справа.
Строй союзников являлся зеркальным отражением строя фригийского царя. Слева были сосредоточены лучшие всадники во главе с Антиохом, сыном Селевка. Далее стояли слоны; как мы уже говорили, их расположение было глубоким, а не линейным, так что в первом столкновении участвовали лишь передние их ряды. Случайно ли это было или союзники спланировали развитие событий во время сражения, мы можем только гадать. Левым флангом в целом командовал Селевк.
В центре находилась пехота и колесницы (? вызывает вопросы к источникам). И здесь середину составляли фаланги и гипасписты, справа и слева от них стояли отряды наемников (по большей части — пельтасты). Вероятно, командовал здесь Лисимах. Он, выдержавший в прошлом году борьбу с Антигоном в одиночку, имел право на эту честь. Правый фланг, естественно, конный, мог возглавлять Плейстарх.
Сражения эпохи диадохов немного напоминали битвы времен Гражданской войны в Англии: дворянская конница принца Руперта опрокидывает «свой» фланг парламентской армии, «железобокие» Кромвеля — «свое» крыло роялистов; многое зависело от того, какой из победивших флангов быстрее добьет противника и вернется на поле боя.

Военачальники не томили выведенные на поле боя армии. Перед атакой войска издали воинственные кличи, не столько пугая противника, сколько раззадоривая себя. Затем конные фланги начали наступление.
Первым бросился в бой Деметрий, и вместе с ним Пирр. Антиох, чтобы его кавалерийские отряды не были сметены движущейся массой противника, направил их навстречу сыну Антигона. Столкновение конных групп привело к их перемешиванию: бой мгновенно распался на индивидуальные поединки, а также схватки один против двух, двое против двух, двое против трех... Поскольку вооружением всадники напоминали друг друга, в этой суматохе было сложно отличить своих от чужих. Некоторое подобие строя сохраняли лишь отборные отряды, группировавшиеся вокруг Деметрия и Антиоха. Как часто бывало, победа одного из них означала победу всего конного фланга.
Деметрий и Пирр сражались просто образцово. Найдя центр тяжести вражеской конницы, фригийцы обрушились на него и вскоре опрокинули дружину Антиоха. Следом за ней — вначале медленно, потом все быстрее и быстрее — обратились в бегство и остальные конные отряды левого крыла союзников.
Как обычно и бывает, основные потери проигравший несет во время отступления. Деметрий азартно бросил все свои силы за всадниками вавилонского царя, надеясь совершенно уничтожить или по крайней мере рассеять их. Сам он скакал за Антиохом, желая догнать наследника вавилонского престола и захватить в плен. Скакал, даже не глядя на то, что происходит за его спиной.

Параллельно происходила схватка между отрядами слонов. Противоборство этих могучих животных представляло собой величественное зрелище. Разгоряченные своими погонщиками, уколами дротиков, бросаемых полуголыми легковооруженными воинами, ловко снующими между их ногами, боевые слоны стремились поразить бок или брюхо противника. Они сцеплялись бивнями, стараясь отвести голову противника в сторону, а затем нанести удар в незащищенную шею. Раненые животные с ужасным ревом метались посреди сражающихся, топча своих и чужих.
Слоны Антигона, хотя их и было во много раз меньше, сражались прекрасно. Если бы фригийскому царю удалось «разменять» слоновий корпус Селевка, пусть ценой гибели всего своего стада, это могло решить исход сражения.
Однако численный перевес противника все-таки сыграл свою роль. Пока Деметрий гнал конницу Антиоха, слоны вавилонского царя опрокинули отряд Антигона.
При отступлении животные фригийского царя не могли не привести в беспорядок правую оконечность его пехотного строя. Казалось, последуй вся слоновья лавина Селевка вслед за ними, фронт Антигона будет потрясен.
Однако вавилонский царь решил по-иному. Во-первых, атаки слонов против готового к бою и, что самое главное, знающего, как поступать в таком случае, пехотного строя были чреваты неудачей. Да и функции слонов во времена войн диадохов были иными. Основной их задачей являлось отбрасывание фланговых групп противника, охраняющих уязвимые оконечности расположения пехоты.
Поэтому Селевк приостановил продвижение слонов. Более того, он отодвинул их (или их задние ряды?) еще глубже в тыл и развернул так, чтобы прикрыть спины своих фалангитов.

На противоположном фланге также развернулся конный бой. Здесь союзных всадников было больше, да и качеством они превосходили противника. Если на правом крыле Антигона сражалась главным образом тяжелая и средняя конница, то слева преимущество отдали легковооруженным стрелкам*.
Примечание:
А иначе откуда взялась бы та легкая конница, которая начала нападать со всех сторон на фалангу Антигона? Называть ее «остатками» фланга Антиоха, как это иногда делается, странно, так как «остатки конницы Антиоха» в это время во всю прыть удирали с поля боя.


Скифо-иранская конница союзников имела явное преимущество. Она отбросила фригийцев и распространилась по тылам Антигона вплоть до правого крыла — это же сделает много лет спустя Гасдрубал во время битвы при Каннах.
Наступал решающий момент битвы. Главные силы пехоты все еще не вступали в бой: педзетеры оставались на месте, лишь легковооруженные и пельтасты вели «перестрелку». Сейчас, когда, казалось бы, противники должны были попытаться развить успех: Антигон — своего сы-на, а Селевк и Лисимах — правого крыла и слонов, пехотные центры замерли на месте. Победа Деметрия лишила его отца кавалерийской поддержки, и он не решился начинать атаку без конного прикрытия. Союзники же не хотели рисковать, бросая все свои силы в рукопашную схватку. В армии Антигона было большое количество македонян, в том числе ветеранов, которые сражались еще против Эвмена.

Фригийский царь ждал, когда победоносная конница Деметрия вернется на поле боя. Союзники же, охватив противника с разных сторон, ограничились тем, что отогнали легкую пехоту противника и тревожили его главные силы метательным оружием. Они неоднократно издавали воинственные кличи, угрожая атакой, но всякий раз в последний момент останавливались — словно показывая, что не хотят доводить дело до крайности.
Через некоторое время воины Антигона заволновались. Видимо, старому государю стоило сразу решиться на отчаянное наступление: как выяснялось, он ничего не терял от такой попытки, более того, она приближала его к Деметрию. Оставшись же в пассивном положении, фригийские солдаты растеряли боевой пыл. В их рядах начала распространяться паника.
Видя это, союзники приготовили им «золотой мост», всячески показывая, что предлагают солдатам противника оставить строй и переходить на их сторону.
Хуже того: младшие командиры педзетеров Антигона посчитали битву проигранной. Иначе никак не могло бы случиться того, о чем пишет Плутарх: «Значительная часть фаланги откололась и сдалась, остальные пустились бежать». В одно мгновение армия фригийского царя рухнула; вместе с ней рушилось и его государство.
Антигон прекрасно понимал это, отказываясь покидать поле боя, когда все вокруг бежали, бросая оружие, когда целые подразделения переходили на сторону врага. Правда, оставался еще маленький шанс, что возвращение победоносного Деметрия резко изменит ситуацию: преследующие врагов солдаты союзников сами уже не сохраняли строй.
Даже когда солдаты Селевка и Лисимаха подбирались к царской ставке, защищаемой телохранителями Антигона, а их стрелы и дротики достигали места, где стоял фригийский государь, тот отказывался покидать поле боя. На слова: «Царь, они метят в тебя!» он отвечал: «В кого же им еще метить? .. Ничего, Деметрий придет на помощь».

В это время в тылу союзной армии разворачивалась драматическая схватка между всадниками Деметрия и Пирра и слоновьим корпусом Селевка. Слоны явно были усилены пехотой и даже какими-то конными отрядами, иначе даже 400 животных не смогли бы перекрыть всю равнину в тылу союзников.
Ударная конница Деметрия пыталась отпугнуть слонов, метая в них дротики, прорываясь в промежутки между животными и гоня перед собой находившихся там легковооруженных. Однако слоны шли в несколько шеренг, и фригийские всадники повсюду натыкались на их огромные бивни. Всадники окончательно утратили порядок, каждый сражался на свой страх и риск. Команды царя слышали только воины, находившиеся рядом с ним.
В результате превосходная фригийская конница растратила свои силы в лобовых атаках на линию слонов. Деметрий даже не сумел собрать ее, чтобы попытаться обойти фронт Селевка.
Почему Деметрий повел себя настолько безрассудно, удалившись с поля боя в самый решающий его момент и нарушив взаимодействие между ударным правым флангом и центром?...

...Несмотря на все усилия Деметрия, ему не удалось добраться до отца. Антигон, всматривавшийся в двигавшиеся вокруг него отряды и все еще надеявшийся на появление сына, держался до последнего момента. В конце концов, почти все приближенные бросили царя, однако нападавшие так и не рискнули подойти к нему вплотную. Антигона убили метательным оружием: сразу несколько дротиков пробили роскошные царские доспехи.
Битва заканчивалась. Союзники взяли лагерь Антигона, разоружали пленных. Где-то на краю поля боя еще метался Деметрий, собирая вокруг себя последние сопротивлявшиеся отряды фригийской армии. Однако единственное, что он мог сделать сейчас, — это бежать со своими сторонниками в города, где еще стояли гарнизоны антигоновцев.

4000 всадников и 5000 пехотинцев — вот и все, что смог спасти Деметрий после битвы при Ипсе. С такой армией Деметрий не мог предпринять ничего против соединенных войск союзников. К счастью, те, удовлетворенные результатами битвы, а особенно гибелью их главного врага, не стали организовывать преследование бежавших с поля боя. Но Деметрий должен был торопиться, пока известие о поражении не привело к возмущению в городах, контролировавшихся верными ему войсками.
Ближайшей военной и морской базой, где можно было перевести дух, был Эфес. Отряд Деметрия прибыл туда почти одновременно с вестью о битве. К счастью, гарнизон не нарушил клятву и открыл беглецам ворота...
Р.В. Светлов «Пирр и военная история его времени»


...Если верить этому описанию, то сражение при Ипсе было первым, которое было решено слонами. У Гидаспа, при Паретакене, при Габиене и Газе всегда терпит поражение та сторона, где больше слонов, да собственно и при Ипсе они не приводят к настоящему тактическому решению. (Г.Дельброк "История военного искусства")

Главными бенифициарами этой победы стали Селевк и Лисимах, разделившие Малую Азию между собой, но при этом был обойден Птолемей, дескать он не участвовал в битве. Такой результат естественно привел к продолжению борьбы, в первую очередь в самой Греции, куда сумели бежать Деметрий и Пирр.
__________________
Каждый герой легенды должен появляться и исчезать в свой черёд. ©

Кубизм:

Последний раз редактировалось MorS; 11.03.2016 в 14:03.
MorS вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ответ

Метки
1812, napoleon, rome, shogun 2, total war, античность, битвы древности, бородинская битва, история воин, наполеоновские воины, рим, сражение при аустерлице, сражения


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Вкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 15:59.


Design by Pensioner, Don Quixote & Surgut
Powered by vBulletin® Version 3.8.1
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot